Статьи

Еще раз о радиоактивности гранитов, маркетинговых войнах и недобросовестной конкуренции 0

15.10.2012Еще раз о радиоактивности гранитов, маркетинговых войнах и недобросовестной конкуренции

В профессиональной среде гранитчиков, собственно, проблему радиоактивности гранитов обсуждать не принято. Просто потому, что ее никто никогда не воспринимал как «проблему». Некий факт - и не более того. Так и дремал себе спокойно этот «скелет в шкафу» на протяжении десятилетий. Между тем, с появлением на рынке огромного количества суррогатных «камнеподобных» покрытий, тема эта приобрела совершенно иное, зловещее звучание. Сложилась воистину парадоксальная ситуация, когда все аргументы в пользу очевидных преимуществ натурального материала разбиваются о зловещий шепоток типа «они вам не все рассказывают, а знаете ли вы о...» Шепоток этот оказался не столь безобидным и уже, можно сказать, сформировал целый класс заказчиков и дизайнеров, выросших на радиофобных страшилках и принципиально не желающих видеть натуральный гранит в качестве приемлемого материала. Что ж, значит, настало время самим вытащить этот «скелет из шкафа» и попытаться разобраться с тем, что реально стоит за ним.

Начнем с фактов. Поскольку граниты относятся к классу изверженных пород, т.е. образовались в результате излияния магмы, то в них присутствует некоторое количество радиоизотопов, так же как практически во всем, что добывается из недр Земли. Изотопы присутствуют и в бетоне, и в водопроводной воде, и в целом ряде искусственных покрытий, созданных на базе изверженных минералов. Заодно уж сразу оговоримся, что осадочные и метаморфические породы осадочного происхождения - а это мраморы, известняки, песчаники, глинистые сланцы, кварциты и т.д.- должны быть исключены из рассмотрения в контексте обозначенной проблемы: там изотопам взяться просто неоткуда. Это важно, поскольку часто приходится слышать обвинения в радиоактивности в адрес «природного камня» как такового.

Потенциальную опасность для организма представляет изотоп радия, который преобразуется в газ радон, который, в свою очередь, при попадании в легкие начинает бомбардировать легочную ткань альфа-частицами, что сказывается на здоровье самым неблагоприятным образом. Однако, давайте вспомним и про целебный эффект радоновых ванн и, наконец, поймем, что дело не только и не столько в «факте», сколько в количестве. Здесь как с огнем - на малом огне мы готовим пищу, а большой огонь в доме - это уже беда. Я здесь вовсе не пытаюсь выступать защитником радиации (тем более, как мы выясним позднее, количество радона в граните не потянет даже на миллионную долю радоновой ванны), я лишь пытаюсь объяснить тот факт, что естественный радиофон был, есть и будет неизбежной составляющей нашей жизни. Более того, существует обоснованная научная точка зрения, что он необходим, например, для поддержания иммунной системы организма. Необходимо научиться различать понятия «радиоактивность» и «радиационная опасность» и не ставить между ними знак равенства. Однако сознание наше устроено так, что при слове «радиоактивность» перед глазами встают апокалипсические картины с видами Чернобыля или Хиросимы. Этой нашей психологической готовностью к беде «без вкуса, цвета и запаха» под названием «радиация» просто грех не воспользоваться как грозным PR-оружием. Ну а, как мы знаем, если ружье висит на стене, то рано или поздно оно выстрелит!

Некоторое время назад в американском журнале Solid Surfacing («Твердые покрытия») появилась статья «Гранит в вашем доме: опасность!», где в тех самых красках чернобыльских страшилок описывалась опасность гранита для обывателя. Надо сказать, что для Америки это было серьезным потрясением, поскольку около 40 % кухонных покрытий в частных домах сделаны из натуральных гранитов. Естественно, эта статья настолько сильно ударила по позициям американских камнеобработчиков, что они потребовали от своей профессиональной ассоциации MIA (Marble Institute, of America - Институт мрамора Америки) не оставить этот факт без внимания. В свою очередь ассоциация MIA обратилась в Комиссию по радиационной безопасности при Президенте США с требованием провести объективное исследование вопроса. Результатом этого исследования стал отчет главы вышеназванной Комиссии профессора Дональда Лэнгмюра, опубликованный в виде статьи под названием «Гранит и радон: проблемы не существует» в журнале Dimensional Stone (в сокращенном виде статья приводится на с. 70).
В самом кратком виде вердикт Комиссии сформулирован в названии вышеуказанной статьи. Другими словами, количество выделяемого радона из гранитной облицовки настолько мало (по ее данным, в 13500 раз меньше, чем из водопроводной воды, в 270000 раз меньше, чем содержание радона в воздухе снаружи жилища!), что не может влиять на общий радиофон жилья.

В этой статье есть и выводы, не относящиеся к научной части исследования, но проливающие свет на реальных «возмутителей спокойствия». Профессор Лэнгмюр не обошел вниманием тот факт, что журнал Solid Surfacing существует на деньги двух основных рекламодателей - синтетических покрытий Corian ТМ и Formica TM, принадлежащих химическому гиганту - копании Du Pont. Покрытия эти должны, по мысли их создателей, стать заменой натуральным гранитам. Соответственно и статья о радиационной опасности природных гранитов была не совсем удачной попыткой «зачистки» рынка перед массированным вторжением суррогатов. Любопытно также, что Corian TM, несмотря на доказанную абсурдность обвинений в радиационной опасности натуральных гранитов, в своих рекламных материалах (особенно рассчитанных на российского обывателя) до сих пор время от времени использует тезис о своей нерадиоактивности в отличие от натуральных гранитов. Таким образом, казалось бы, объективные выводы Комиссии по радиационной безопасности при Президенте США еще десять лет назад поставили жирную точку в вопросе о радиоактивной опасности гранитов. Но только не в России.

Дело в том, что в России действуют «Нормы радиационной безопасности населения» (НРБ), согласно которым все стройматериалы (а значит, и материалы из природного камня) делятся на 3 класса радиобезопасности. И если 1-й класс - «годен без ограничений», то 3-й класс звучит устрашающе - «для мощения дорог вне населенных пунктов». По существующим писаным и неписаным правилам бетоны, сухие смеси, керамическая плитка проверяются выборочно, граниты же проверяются всегда, и каждая коммерческая партия обязана иметь сертификат радиобезопасности. И вот тут уже приходится преодолевать первый (зачастую непреодолимый) психологический барьер на пути к сердцу заказчика.

Надо отметить, что подавляющее большинство гранитов, вращающихся в мировом коммерческом обороте, отвечают требованиям, предъявляемым к 1 категории по российскому стандарту (НРБ), т.е. годны без ограничений, в т.ч. в жилых интерьерах. Но дело даже не в этом! Сам факт того, что материал должен пройти процедуру тестирования на радиоактивность и получить соответствующий сертификат вызывает уже суеверный ужас у потребителя. И, зная, как в нашей стране можно получить любую бумагу, потребитель скорее предпочтет вовсе не связываться с «потенциально опасным» материалом, чем гадать: «проходит - не проходит».

Это все равно, что какую-нибудь (неважно какую) категорию населения заставить раз в полгода тестироваться на СПИД и объявить об этом публично. Даже если у 99% граждан, входящих в эту категорию, диагноз СПИД не подтвердится, эти люди все равно автоматически станут изгоями общества. Примерно таким образом гранитчики и попали в положение вечно оправдывающихся. Тут уже чисто психологический дискомфорт может заставить потребителя испытать все признаки надвигающейся «лучевой» болезни (вспомните известного героя Джерома Джерома, читавшего лечебник). Одна дама, увидев гранитную плиту в нашем салоне, так и заявила: «Я вижу (!), как от нее исходит радиация...» - и отодвинулась на полметра подальше. Ясно, что уговорить такого клиента заказать для своей кухни гранитную столешницу - уже взять грех на душу.

Спору нет - защита населения от всяких напастей, в т.ч. и радиации, есть святая обязанность государства. Но в данном случае парадокс заклю-чается в том, что российские Нормы радиационной безопасности населения в несколько раз (!) жестче аналогичных норм, действующих в Европе, США и Японии. Законодательства этих стран уже давно не требуют никаких сертификатов радиобезопасности на природные граниты. Спрашивается, а что, их государственные органы меньше радеют о безопасности населения, чем наши? Чем объяснить колоссальную разницу в подходах к этой проблеме у нас и у них? Когда мы просим представить иностранных поставщиков сертификат радиобезопасности, они абсолютно искренне не понимают, зачем нам это нужно и зачем им беспокоить научно-исследовательские лаборатории своей страны, которые, безусловно, проделают все тестовые манипуляции с материалом, но не в стандартном порядке, а следуя некой причуде сумасшедшего импортера-радиофоба. И что интересно: граниты, отнесенные у нас ко 2-му и даже 3-му классам, сплошь и рядом присутствуют у них в жилых интерьерах, и никто не видит в этом проблемы. Ну, в самом деле, глупо защищать себя от того, что в 13500 раз менее «опасно», чем водопроводная вода! Загадка этого российского документа более-менее понятна. В самом деле, а что еще можно ждать от документа, принятого полусотней чиновников, каждый из которых руководствовался принципом «лучше перебдеть, чем недобдеть». Самое главное, что этот документ не нуждается в бюджетной поддержке, и даже наоборот, формально и неформально кормит многие ответственные структуры. Другие санитарные нормы, призванные защищать здоровье людей, чья жизнь непосредственно связана с реальной радиационной опасностью, у нас в те же разы менее жестки, чем действующие нормы ЕС и США, что связано с их бюджетной составляющей, с необходимостью реальной заботы о жизни и здоровье людей (выплатой пенсий, пособий по инвалидности и т.д.). А уж как российское государство «заботится» о тысячах чернобыльцев, заставляя их голодовками бороться за свои права, мы тоже в курсе. Так или иначе, но многие заинтересованные лица выставили гранитчиков в качестве основных «злодеев», виновных в экологическом нездоровье нации. В контексте маркетинговых войн, упомянутых выше, это означает, что масса суррогатных материалов получила мощную союзническую поддержку в лице государства российского. Теперь в любой керамической лавке любой продавец считает своим патриотическим долгом предупредить клиента о том, что натуральные граниты «фонят». Сам-то, конечно, забудет (или просто не знает) сообщить о том, что и керамограниты в ряде случаев «фонят» по третьему разряду (это зависит от сырья, из которого они изготавливаются, и степени его измельчения).

Но это на бытовом уровне. А если попытаться проанализировать стратегию рынка облицовочных материалов, то вырисовывается крайне любопытная картина. Ведь в общей структуре «свободного» рынка облицовочных материалов в России натуральный гранит (если исключить рынок ритуальных изделий) вряд ли превышает квоту в 5 %. При очень динамично развивающемся рынке охота за этими мизерными процентами вряд ли имела бы смысл, если бы не одно существенное обстоятельство. Во всем мире на стабильном рынке сегмент натурального камня (независимо от его объема в натуральном, стоимостном и процентном выражении) всегда и везде был и пока еще остается «камертоном», по которому настраивается вся «пирамида» рынка облицовочных материалов. Именно природный камень задает шкалу ценовых и эстетических ориентиров всему набору облицовочных материалов. Западный потребитель отвергает природный камень по одной причине - относительной дороговизны как самого материала, так и работ по его укладке и стоимости услуг по дальнейшей эксплуатации. Но, несмотря на это, западный потребитель знает, за что платит деньги, когда отдает предпочтение натуральному камню. И не случайно в последнее время изготовители индустриальных материалов тратят огромные средства на придание своей продукции вида натурального камня (благо не надо платить авторского вознаграждения за дизайн Природе-матери), на фактурную обработку «под камень», на рекламные кампании по принципу «попробуй, отличи!». Суррогатчики беспардонно присваивают традиционные коммерческие наименования природного камня, происходящие, кстати, зачастую от мест карьерной добычи последнего. Конечно, в неустойчивой рыночной ситуации (в коей пребывает Россия), есть огромный соблазн дестабилизировать «референсный» сегмент рынка (природный камень) и настраивать рынок по другому «камертону». За право обладания этим «камертоном» еще поборются многие монстры, но приз, безусловно, того стоит.

Что и говорить, тезис о радиационной опасности гранитов - это прекрасный подарок в непростой маркетинговой комбинации - и не более того. Пока никто и нигде не смог доказать, что гражданин Н в таком-то году заболел тем-то и тем-то и это однозначно связано с его непосредственным контактом с «опасными» гранитами. Мастера надгробных сооружений не в счет - они умирают в основном от алкоголизма и связанных с ним заболеваний.

Вот, например, горские долгожители всю жизнь проводят в двойном радиационном окружении: тут тебе и изверженные породы вокруг, и жесткий солнечный ультрафиолет - и живут до ста лет и больше. А многие заменители из ламинированного ДСП выделяют в атмосферу фенол-формальдегидные смолы, представляющие реальную угрозу здоровью. И испарения пластика от других заменителей гранита также здоровья не прибавляют. Это в спокойном-то состоянии, а уж что они выделяют - не приведи Бог -при пожаре!

Наши дети болеют вполне реальными аллергиями, а не некой фантомной болезнью, якобы исходящей от тысячелетиями проверенного натурального материала. Все это наводит на грустные мысли. На пороге третьего тысячелетия мы все больше и больше становимся участниками тотальной войны между «натуралами» (в самом широком смысле этого слова) и «суррогатчиками». И «натуралы» оказываются во все более уязвимом положении. Они не привыкли кричать и бить себя в грудь - как не принято кричать о чем- то естественном, как воздух, вода или солнце. Они не располагают финансовыми возможностями индустриалов. Что могут они противопоставить огромным вложениям в PR и рекламу индустриальных продуктов? Только логику здравого смысла и опыт тысячелетий. В общем, не так уж мало, если учесть, что все рекламные кампании рано или поздно заканчиваются, а египетские пирамиды или Стоунхендж до сих пор стоят и еще простоят тысячелетия, являя собой прекрасные точки опоры в борьбе за здравый смысл. Поэтому не стоит бояться фантомов, тем более что на смену им, как правило, приходят реальные монстры.

Империя камня, 2005